Страницы

Readers:

четверг, 16 февраля 2017 г.

О весне.

Every time you walk away.
Lincoln Hawk.

Странный пустой вечер. Голова наполняется непонятными мыслями...

Сегодня перед очередным путешествием по городу закинула себе на айфон пару альбомов музыки года "двадцатьдвенадцать". Уплывая по волам ритма, кажется ощутила себя там - в весне 2012.

Знаете, это не странные пустые воспоминания. Я знаю, что за это за ощущение - это немыслимая свобода. Она была во всем: в действиях, в мыслях, в дыхании и воздухе.
Я помню, что зима тогда отступила довольно быстро, сняла свои снежные оковы. Песок на дорогах смешался с водой, превратившись грязную кашу. Той весной с подругой Л. мы постоянно мотались в центр: то за очередной пачкой вещей, то просто наделать тысячу кадров на какой-нибудь чистой улице города Е.
Никакие грядущие экзамены не могли вытравить из головы мысли о грядущей "взрослой жизни". Сейчас смешно, а раньше казалось занятным. Высохли улицы. Воздух наполнялся теплом... Так незаметно прошел апрель...

В колонке тихо читает Krec: "Я никогда не видел таких глаз..."

... В последний его день на перекрестке улиц Малышева и 8 Марта я встретила В. Моя подруга Л., кстати, тоже кого-то там встретила, но это уже ее история. Мы тогда много пили, бесцельно шатались по городу, говорили на миллионы тем: от творчества Достоевского до сумасшедших тусовок 2007. Странно, но этот огромный город тогда реально стал мал в масштабах моей вселенной. 24 - казалось мало.  Мы постоянно сидели на набережной, ветер трепал мои волосы. Те ивы, в тени которых мы проводили выходные, зеленели, мир менялся, время шло, неспешно приводя нас в лето...


О лете, наверное, потом.
С любовью ваша,
Rita Vegas. ♥

вторник, 3 января 2017 г.

Too cold outside.

Раньше я часто писала, что жизнь не меняется. Но нет, как оказалось, вечными константами в ней остаемся только мы. Как я в своей. На улице сменяются времена года, люди, проходящие мимо по тротуару. А я все так же в районе трех ночи спешу домой. В районе четырех сижу перед монитором и ровно выстукиваю по клавиатуре ритм следующего поста. Поста о моей странной, и наверное, непонятной только для меня жизни. 
Хотя, что-то меняется. Например, я больше не курю, не пускаю сизые струи сигаретного дыма, не забиваю кнопки клавиатуры сигаретным пеплом. Может, к лучшему?

Тщетно пытаюсь собрать свои мысли в кучу, или в строки, получается плохо.

Заблокированная карта не дает возможности свалить даже на часы из этого города, чтобы оказаться в абсолютном вакууме своих мыслей где-нибудь в самолете, берущем курс на Москву.

Заблокированные мысли не дают возможности сказать важные слова нужным людям. Возможно, тогда меня начнут понимать на уровне наития. Но все мы понимаем, что это одна сплошная утопия.

Печатаю, стираю. Странно, что нельзя стереть что-то из головы так же просто как из черновика поста.

Меня спрашивают, бывает так... "В чем главная проблема твоего побега?" Наверное, это моя зона комфорта - страдание и отречение.

Меня съедает тихо, это съедает мня изнутри. Я начинаю сходить с ума, углубляться в прошлое. Мое/твое. ревную к прошлому тебя к твоему. Сильно. Отвратительно.  Пора бы остановиться. 

Я знаю, ты читаешь, вырви меня из моего контекста, я знаю, ты сможешь... Даже эти ванильные сопли тебе под силу.